mouglley_gen (mouglley_gen) wrote,
mouglley_gen
mouglley_gen

Category:

Никакого «норманизма» в истории нет и не было

Оригинал: Никакого «норманизма» в истории нет и не было
05-02-2015
Олег Губарев

Изобретение «норманнской теории».

Никакого «норманизма» нет, он не существует, а есть комплекс исторических фактов и источников.

Знаете кто был изобретателем «норманнской теории»? Первый антинорманист М.В.Ломоносов.

И.Н. Данилевский писал о том, кому обязана появлением «норманнская теория»:

«СУЩЕСТВУЕТ ЛИ «НОРМАННСКАЯ ПРОБЛЕМА»?

«Ответом на это [диссертацию Миллера] стал “репорт” М.В. Ломоносова на высочайшее имя от 16 сентября 1749 г. по поводу труда Г. Ф. Миллера “О происхождении имени и народа Российского”. В нем в частности утверждалось, что “ЕСЛИ БЫ г. Миллер умел изобразить живым штилем, то он Россию СДЕЛАЛ БЫ столь бедным народом, каким еще ни один и самый подлый народ ни от какого писателя не представлен”.

В приведенной фразе настораживает сослагательное наклонение, употребленное великим ученым. Из этого как будто следует, что Г.Ф. Миллер все-таки не “изобразил” и не “сделал” Россию “бедным народом”. Он лишь дал повод для такого толкования зарождения русской государственности. А потому именно М.В. Ломоносову, которому после упомянутого “репорта” Елизавета Петровна поручила написать историю России, мы в значительной степени обязаны появлением в законченном виде так называемой “норманнской теории”.

Точнее, “химии адьюнкту Ломоносову” принадлежит сомнительная честь придания научной дискуссии о происхождении названия “русь” и этнической принадлежности первых русских князей вполне определенного политического оттенка. Спор между “норманистами” и “антинорманистами”, то затихая, то вновь обостряясь, продолжается уже свыше двух веков. Однако, повторю, он имеет не столько научный, сколько политический характер».

Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.) Аспект пресс, Москва, 1998.

Таким образом, никакой «норманнской теории» не существовало и не существует, а если «норманизм» — термин не научный, а политический – то он является тем самым ярлыком, жупелом, используемым антинорманистами о котором говорит Лев Самуилович Клейн.

Доказательства скандинавского происхождения варягов и первых князей Руси

Вот данные по скандинавскому происхождению первых князей Руси:

Свидетельства ПВЛ о русах, варягах и славянах.
2. Скандинавские имена русских князей, послов и знати
3. Финское наименование шведов ruotsi
4. География ранней Руси — цепочка крупных форпостов вдоль пути из варяг в греки — вытянута по Днепровскому участку пути «из варяг в греки» — Ст.Ладога — Новгород — Киев — Гнездово.
Наличие нескольких центров ранней руси — династия норманна Рогволода в Полоцке и Туры в Турове .
5. Свидетельство Бертинских анналов, где русы названы шведами (esse gente sueonum) — кстати, очень близко формуле – «мы от рода русского» договоров Руси с греками. Любимое антинорманистами свидетельство, потому что русы назвали своего владыку каганом. Но, во-первых, он мог так называться, претендуя на равное место с каганом хазар в Византийской дипломатии. Во-вторых, так могли перевести на свой язык его титул «конунг» византийцам и франкам хазары.
Именно эти претензии на громкий титул видимо имеет в виду Людовик II в своей переписке с византийским императором Василием I .
По мнению Василия, каждый государь имеет собственный титул: например, титул кагана (chaganus) носят верховные правители аваров, хазар (Gazani) и норманнов (Nortmannо).
Защищая свое право на императорский титул, Людовик II пространно прокомментировал доводы Василия и указал, что «заметил» (repperimus) — вероятно, в исторических сочинениях — лишь аварского кагана, но не хазарского и не норманнского.
Норманнский каган, неизвестный франкскому императору, может быть только каганом народа Rhos, упоминаемого в Бертинских Анналах.
6. Названия порогов у Багрянородного, русские=скандинавские и славянские. Одно из «русских» названий порогов — Aifur — упомянуто в рунической надписи из Пильгорда, Швеция, о норманнах которые дошли до Айфора, с упоминанием Руфстайна — «рваного камня» известного лоцманам на Ненасытецком пороге вплоть до XIX века.
7. Два свидетельства Лиутпранда Кремонского «русь, которых иначе мы называем норманнами…» и «в северных краях есть некий народ, который греки по его внешнему виду называют русиос, мы же по их месту жительства зовём “норманнами».
8. Свидетельство Иоанна Диакона (Венецианская летопись) о набеге руси в 860 г. — «В это время народ норманнов (Normannorum gentes) на трехстах шестидесяти кораблях осмелился приблизиться к городу Константинополю».
9. Свидетельства ибн-Якуба и ал-Якуби «Ибрагим ибн-Якуб написал, что Русы «говорят по-славянски, потому что смешались с ними»» (Куник, Розен 1879), ал-Якуби о набеге норманнов в 844 г на Севилью: «ал-маджус, которых именуют ар-рус».
10. Кекавмен (Советы византийского боярина) — о будущем норвежском короле Харальде Суровом (Хардрада), служившем в варягах в 1030-е годы, назвал того сыном царя Варангии, что равнозначно византийскому пониманию в XI веке варягов как норманнов или норвежцев.
11. Свидетельство ибн-Фадлана о похоронах знатного руса (по скандинавскому обычаю). Т.М. Калинина: «внешний облик и похоронный обряд встреченных ибн-Фадланом на берегах Волги русов имеют наибольшее соответствие в скандинавских традициях..» (Калинина 1995).
12. Другие свидетельства мусульманских писателей описывающих скандинавские черты русов — обычаи и внешний вид — но к ним нужно относиться с большой осторожностью, потому что они часто смешивают русь и славян и сообщают сведения из вторых рук.
13. Скандинавские обычаи русов — клятвы на оружии — гибель клятвопреступника от собственного оружия. Соответствие этому обычаю в сагах.
14. Скандинавская топонимика Новгородчины и Северо-Запада по Экблому и Рыдзевской (в частности о-в Биорко у границ Новгородчины — топоним Бирки). Недалекл от о-ва Биорко в районе Выборга найдены остатки двух кораблей норманнов.(В бухте Дальняя и на о-ве Lapuri).
15. Соответствие именослова первых князей древним скандинавским сагам — в частности Саге о Скьольдунгах — имена двух легендарных братьев — Рюрик и Олег (Хререкр и Хельги) и Игорь (Ивар, Ингвар) Видфаме (Широкие Обьятья).
16. Мореходство русов и отсутствие конницы, приемы военного дела у русов и скандинавов — «стена щитов» и т.д.
17. Клятвы русов при заключении договоров с греками на оружии и обручьях — что соответствует клятвам скандинавов на оружии и священных кольцах (Мельникова 2015, Stein-Wilkeshuis 2002).
18 Количество археологических находок вещей скандинавского происхождения сопоставимое с таковым в Дании и Швеции (Андрощук). Можно перечислять и дальше, но тем кто читает научную литературу все это давно известно.
Никаких возражений по всему этому комплексу доказательств у антинорманистов нет. Они только пытаются с очевидными натяжками и передергиваниями поставить под сомнение каждое отдельно взятое свидетельство и факт.

Но что еще интереснее, когда гипотеза истинна, то все вновь открывающиеся косвенные доказательства только подтверждают, но не опровергают ее.
Например, посольство русов в империю франков при византийском императоре Феофиле и императоре франков Людовике Благочестивом просило разрешения у Людовика вернуться на родину через империю франков, потому что путь назад им преграждали свирепые и дикие народы.
Источник не указывает, куда собирались вернуться эти русы.
Но помогает следующее обстоятельство — монеты византийского императора Феофила чрезвычайно редки и их находок известно очень мало.
Шеппард отмечает находки монет чеканенных при Феофиле разного достоинства. Эти монеты состоят из семи византийских монет, пять из которых медные фоллисы, полу-фоллис и серебряный милисиарий, все отчеканенные Феофилом и найденные в четырех разных местах: в Ингельгейме куда прибыли послы, а также в Хедебю, Бирке, в Стюрне в Ангерманландии (Северной Швеции); и на Городище, поселении на оз. Ильмень. Таким образом находки монет отмечают возможный путь возвращения посольства на Родину – в Русь, в скандинавский форпост – Рюриково Городище.

Далее. Поход же 860 г. зафиксирован источниками и отрицать его невозможно. О нем говорят помимо ПВЛ гомилии Фотия. Письмо от 28 сентября 865 папы Николая I императору Михаилу III содержит упоминание о недавнем разграблении окрестностей Константинополя язычниками (pagani), которые ушли, избежав всякой мести (nulla fit ultio). Pagani – типичное название норманнов во франкских анналах, а мы знаем из других источников, что поход 860 г. совершен был русами, и т.д. и т.п.

Честность средневековых летописцев

Свидетельства ПВЛ были объявлены недостоверными, ссылаясь на работы текстолога и знатока летописания А.А.Шахматова, гипотетически реконструировавшего древние своды, в древнейших из которых не находилось места Сказанию о призвании, что позволяло объявить его сочинительством летописца.

Кроме того, А.А.Шахматов и его ученики сделали важное допущение о заказном характере работы летописцев Древней Руси, допущение об их готовности исказить правду в угоду запросам власти, об их склонности к сочинительству и литературности, к созданию своей «системы», в угоду чему они, якобы, готовы были жертвовать исторической истиной.

Вот что пишет об этом И.Н.Данилевский:

«Отношение к труду летописца и этической позиции древнерусского книжника изменилось, когда выдающийся знаток летописания, А. А. Шахматов пришел к выводу, что “рукой летописца управлял в большинстве случаев не высокий идеал далекого от жизни и мирской суеты благочестивого отшельника, умеющего дать правдивую оценку событиям, развертывающимся вокруг него, и лицам, руководящим этими событиями, — оценку религиозного мыслителя, чающего водворения Царства Божия на земельной юдоли”, а “политические страсти и мирские интересы”.

При этом подчеркивалось: “если летописец был монахом, то тем большую свободу давал он своей пристрастной оценке, когда она совпадала с интересами родной обители и чернеческого стада, ее населявшего”…
Образ автора летописи — беспристрастного наблюдателя исчез. Его сменил ловкий манипулятор фактами, выполняющий “социальный заказ” светского владыки.

Из процитированных слов А. А. Шахматова в советской литературоведческой и исторической науке вырос демонический образ человека, лишенного каких бы то ни было нравственных убеждений.
Он ставит перед собой “чисто «мирские» — политические — задачи”, труд его “полон политическими выпадами”. При этом, естественно, “идеология” летописца оказывается связанной только с политическими амбициями того или иного феодального центра, либо с сословными (классовыми) интересами той или иной общественной группы.

Заодно подчеркивалось, что религиозное мировоззрение, мешающее якобы летописцу осознавать и описывать историческую действительность, было для него чисто формальным, внешним…
«Есть все основания полагать, что в названии Повести временных лет имеются в виду не только прошедшие и преходящие годы, но и конечная цель повествования (“Се — по вести временных лет”, то есть “до знамения конца света”): оно должно быть доведено до Царства Славы, когда наступит последний день мира сего (временного).

Это — та идея, которая объединяет всю Повесть, придавая ей единство, цельность, законченность.

Но тогда несколько уточняются само содержание Повести и цель ее создания. Летописец, скорее всего, писал своеобразную “книгу жизни”, которая должна будет фигурировать на Страшном суде.
Созданный летописцем перечень деяний людей и их моральных оценок, видимо, в первую очередь предназначался для Того, Кому в конце концов должны были попасть летописные тексты.
А уж Он-то, вне всякого сомнения, мог разобраться с любым “ребусом”, созданным человеком… Этого потенциального Читателя летописец ни при каких условиях не мог игнорировать при составлении летописного известия.

Ему же лгать нельзя. Пред Ним меркнет воля любого князя, любые “политические страсти и мирские интересы”. Забывать об этом — значит отказаться от того, чтобы понять летописца, а следовательно, и то, что он написал.
Нет, летописец не был “аморальным типом” и не мог им быть. Он был христианином в полном смысле этого слова и хотя бы уже потому не мог не ориентироваться в своих поступках на христианскую систему нравственных ценностей. Чтобы понять это, надо просто захотеть услышать человека, мыслящего и говорящего иначе, чем мы. И чуть-чуть усомниться в собственной непогрешимости» Данилевский И.Н. «Добру и злу внимая равнодушно…»? (Нравственные императивы древнерусского летописца) // Альфа и Омега: Уч. зап. О-ва для распространения Свящ. Писания в России. № 3(6). 1995.

При переписке летописи копировались слово в слово — как и священное писание. Это не значит, что летописец не мог комментировать тот или иной эпизод или исправить отдельное место, чтобы сделать его более понятным или исправить то, что ему казалось ошибкой. Но сознательно искажать истину и заниматься сочинительством от себя летописец-монах не мог. Тем более вставить в угоду тому или иному князю целый эпизод о начале Руси — Сказание о призвании. Это не значит, что Сказание полностью достоверно — это могла быть легенда или предание записанное летописцем, который считал его истинным. Но — не отсебятина.

Образ летописца как угодливого потакателя княжеским интереса является одним из двух основных допущений А.А.Шахматова, на которых держится вся его гипотеза о выявлении поздних вставок и редакторской правки переписчиков..

Вторым основным допущением является предположение, что человек X-XI веков в своем мышлении ничем не отличался от современного. Шахматов предъявляет к летописи требование логической ясности, непротиворечивости, отсутствия повторов и т.д.. И если натыкается на такие места, то считает их позднейшими вставками и редакторской правкой. Доказывать, что мышление человека X-XI веков существенно отличалось от мышления современного человека я считаю излишним. Но если нужно, приведу источники.

И если одно из этих допущений не верно — а скорее всего неверны они оба — то вся гипотеза о возможности выявления с помощью нелогичностей поздних вставок и редакторской правки рассыпается как карточный домик.

Наша древняя летопись — ПВЛ — полна упоминаниями русов, славян и варягов. При этом постоянно подчеркивается что русы — это разновидность варягов. Славяне и русы — противопоставляются. Подчеркивается подчиненный характер славян по отношению к русам. Если по мнению Клесова это — антиславянство — то первым антиславянином был древний русский летописец. Антинорманистам очень желательно объявить все эти упоминания и вообще всю начальную часть летописи – недостоверной, поздними вставками, редактированием поздних переписчиков и т.д. Слишком уж там все ясно сказано. А.А.Шахматов обвинял летопись именно в этом.

У него возникало подозрение , будто летописец чувствуя, что в будущем могут появиться сомнения в его словах, по многу раз подчеркивает и уточняет что русы — это варяги, а не славяне. Там есть одно или два места, постоянно цитируемые антинорманистами и дающие возможность при желании связать Русь со славянами, но противоположного там гораздо больше. Дезавуировать летопись антинорманисты стараются разными способами. Но еще со времен официального антинорманизма СССР наиболее расхожий способ – сказать, что летописец все это выдумал, чтобы возвеличить княжескую династию и возвести ее к Рюрику.

Правда, антинорманисты и здесь попадают в собственную ловушку — они постоянно подчеркивают, что Рюрик не историческая фигура, имени такого история не знает, никому он не известен, никогда не существовал. А раз так, то какой смысл «возводить» династию к никому не известному и, вдобавок, несуществовавшему князю?

Дискуссия и критика метода Шахматова идет и набирает обороты.

Точка зрения антинорманистов

Теперь о балтийско-славянской гипотезе происхождения русов и варягов от наших антинорманистов (В.В. Фомина, Л.П.Грот, В.И. Меркулова). НИ ОДИН письменный источник близкий к IX-XII векам ее не подтверждает. Антинорманистам приходится изобретать ссылки на так называемые Мекленбургские генеалогии XVII века да еще на фальсификат – Иоакимовскую летопись Татищева. Но что еще гораздо хуже ( вот уж не везет, так не везет) историк Гельмольд , написавший «Славянскую хронику» (основной источник из которого мы берем сведения о балтийских славянах) был родом из Вагрии, из Бузу и прекрасно знает славянское племя вагров – которое по созвучию названий антинорманисты тщатся выдать за «варягов». Знает он и русь. Но НИГДЕ НИ ОДНИМ СЛОВОМ не упоминает он о связи варягов и вагров. Но даже ссылки антинорманистов на Мекленбургские генеалогии полны искажений и фальсификаций.

Кстати и сама балтийско-славянская гипотеза нигде четко не сформулирована. Мы из слов антинорманистов знаем только, что они считают что варяги — это балтийские славяне – вагры, а русы — балтийские славяне – раны, руяне с о-ва Рюген. И ВСЕ.

Больше никаких деталей, потому что если гипотезу сформулировать – ее можно будет подвергнуть критике, а это нежелательно. А так историкам, пытающимся опровергнуть эту гипотезу, нужно самим додумывать в чем она состоит, а у антинорманистов всегда остается возможность сказать – «Мы этого не говорили! Откуда Вы это взяли?». Знакомо? Да по дискуссии с А.А. Клесовым очень знакомо. Ну а что говорить о том, что там идет постоянная ругань на сайтах, в соц. сетях в адрес историков и слова типа «мрази» и «виварий», — вполне употребимы по мнению сторонников антинорманизма при отзывах о современных историках. Балтийско-славянскую гипотезу критиковал И.Первольф , В.О.Ключевский (правда, эту критику он не успел опубликовать и она содержится в изданных в наше время его бумагах), и антинорманист Иловайский тоже ее раскритиковал. Антинорманисты, не отвечая на эту критику XIX века, упрямо твердят свое. Русы и варяги не могут быть скандинавами, потому что не могут ими быть априори. Само название АНТИ-норманистов об этом говорит, потому я и говорю, что они подгоняют решение задачи к ответу, который содержится в самом их названии. То, что русы не скандинавы, они знают задолго до всяких исследований, иначе не называли бы себя АНТИ-норманистами с самого начала. Может поэтому Клесов решил теперь назваться «научным патриотом»?

Если человек называет себя антинорманистом и вмешивается в работу историков, он все вышеприведенное должен знать сам и должен иметь объяснение всем этим фактам и альтернативную гипотезу гораздо лучше объясняющую все эти факты и свидетельства. Есть ли она у А.А.Клесова, М.Н.Задорнова, В.В.Фомина и др.? Думаю что нет, иначе мы бы ее услышали и увидели и не на сайтах и в соц. сетях в виде полемики, а в сформулированном виде в научных журналах. Работа В.В.Фомина «Варяги и варяжская русь» — это тоже полемика без четких формулировок, впрочем, как и предшествующая ей работа С.А.Гедеонова.

Происхождение этнонима «Русь»

Нужно строго разделять два вопроса, которые у антинорманистов модно смешивать в кучу.

1)Происхождение финского слова ruotsi, обозначавшего у финнов норманнские отряды.
2)Происхождение термина «Русь» от финского ruotsi

Если по первому вопросу идут отчаянные споры и происхождение термина ruotsi нам до сих пор неясно, как неясно происхождение названий многих народов — например — германцев.

То второй вопрос совершенно ясен поскольку термин Русь от ruotsi находится в одном ряду с аналогично произведенными древнеславянскими названиями других племен и народов — весь — от вепсы, ливь от ливы, сумь от suomi, а также чудь, ямь.

О подмене вопроса о заимствовании имени «Русь» славянами от финнов вопросом о происхождении заимствуемого термина

«…В завершение позволим себе несколько замечаний в отношении остродискуссионной и болезненной для национального самосознания проблемы происхождение названия Русь, Русская земля. Полемика ведется на протяжении почти 3-х столетий, и практически все это время наиболее обоснованной остается точка зрения, высказанная еще основателями норманнской теории, о северном происхождении термина: от финского Ruotsi (шведы), которое при переходе в слав. должна дать форму Русь (подобно тому, как фин. Suomi перешло в древнерус. Сумь).

В последнее время эта точка зрения подверглась очередной атаке как с позиций ультра-радикальных антинорманистов, так и со стороны весьма взвешенных и осторожных исследователей. Однако суть «претензий» к этой концепции и теми, и другими сводится к одному основному аргументу: поскольку де не найден удовлетворительный древнескандинавский прототип финскому Ruotsi, то и сама схема перехода Ruotsi в Русь несостоятельна…

Не трудно заметить, что такой постановкой вопроса некорректно подменяются понятия: невозможностью убедительного для всех (как будто такое вообще возможно) объяснения происхождения одного из этнонимов, реально существующих до настоящего времени, доказывается невозможность заимствования данного этнонима (еще раз подчеркнем – реально существующего) другой языковой системой. Такой подход абсолютно некорректен и проблему трансформации финского Ruotsi в славянское Русь необходимо, здесь мы согласны с Г. Шраммом, освободить от балласта решения проблемы происхождения самого термина Ruotsi» Пузанов В.В. Древнерусская государственность: генезис, этнокультурная среда, идеологические конструкты. – Ижевск: Издательский дом “Удмуртский университет”, 2007.

Историк Л.С. Клейн и его противники

Среди ученых придерживающихся точки зрения, что варяги и русы Рюрика были скандинавами и что скандинавы сыграли большую роль в зарождении государственности на Руси есть и москвичи и жители других городов России. Среди них есть и те, кто признает большую роль норманнов в создании государственности в Древней Руси и есть те, кто признает их гораздо меньшую роль. Есть и те, кто считает Рюриковичей скандинавами, но не считает, что норманны сыграли роль в зарождении российской государственности.

Куда мы отнесем таких ученых – к норманистам или антинорманистам? Фактически большую роль скандинавов в исторических процессах признает большинство ученых. В числе этих ученых Е. А. Мельникова, В. Я. Петрухин, Н.В.Ениосова, В.В. Мурашева, Т.А. Пушкина, Г.В.Глазырина – москвичи, тогда получается, что «неонорманизм московский» ничем не уступает ленинградскому.

То, что Л.С.Клейн и его соратники и ученики имели мужество выступить на дискуссии, организованной парткомом исторического факультета Ленинградского университета, конечно, показательно. Но и остальные историки, в том числе, москвичи, в условиях официального советского антинорманизма делали то же самое, только менее открыто. Посвящали конкретным историческим вопросам и археологическим находкам статьи, из которых могли следовать только однозначные выводы в пользу большой роли скандинавов на Руси, даже если сам исследователь по понятным причинам таких выводов и не делал.

По мнению Л.С.Клейна «само обозначение «норманизм» — такое же клише советской пропаганды, как и «безродный космополитизм», «морганизм-вейсманизм» и прочие наши –измы, бывшие тогда в ходу». Согласно определению данному Л.С.Клейном норманизм — это историческое направление, которое имеет «целью доказать неспособность славян к самостоятельному историческому развитию вообще, природную тупость и пассивность народных масс России» (Клейн 2009). Если принять определение Л.С.Клейна, то «норманизма», как такового, сейчас ни в отечественной, ни в зарубежной исторической науке не существует. Хочется особо подчеркнуть, что в работах современных антинорманистов таких как А.Г.Кузьмин, А.Н.Сахаров, В.В.Фомин, В.И Меркулов, Л.П.Грот (как бы они формально не определяли «норманизм») ведется борьба именно против «норманизма» в этом его одиозном смысле. Что еще раз подтверждает, что это борьба с несуществующим призраком, фантомом, созданным воображением антинорманистов.

Вторичность антинорманистов

У антинорманистов практически нет своих оригинальных научных исследований. Их «научная работа» идет в параллель с работами современных историков. Стоит появится какой-либо научной статье того или иного историка, в которой говорится о скандинавском происхождении руси и варягов или оно просто подразумевается — как тут же появляется на сайтах или в популярных журналах ответ антинорманистов, заявляющих, что все было «не так». Вся их «научная работа» состоит из одних только попыток опровержений и полемики, а ничего самостоятельного они выдать не могут. А когда выдают — как например небезызвестный фильм М.Н.Задорнова «Рюрик» и его книги и книги других антинорманистов -фолк-историков типа Чудинова, Тюняева и уже покойного Пензева, то это настолько абсурдно, что даже научной критике не подлежит.

Один раз антинорманист царского времени С.А.Гедеонов опубликовал действительно научную работу, и опять-таки пока он критиковал «норманистов», его критика была здравой и разумной и очень помогла улучшить скандинавскую гипотезу, но когда он перешел к позитиву — такие рецензенты как Фортинский и Срезневский отметили слабость и неубедительность его доводов. Тем же недостатком, к сожалению, страдает и научная и очень интересная в плане историографического обзора «варяжского вопроса» работа В.В.Фомина. В ней только полемика, полемика и полемика, без четких формулировок.

Вначале при появлении статей и постов А.А.Клесова казалось, что у антинорманистов могут появиться серьезные аргументы, если не в области истории, то хотя бы в области генетики, однако знакомство с мнением специалистов -генетиков показывает, что и эта аргументация, мягко говоря, повисает в воздухе вместе со всеми столь широковещательными выводами.

И в заключение следует ответить на вопрос, который возникает сам собой: если все это так и «норманизма» не существует, почему же этот термин продолжает использоваться в печати?

Во-первых, потому что он очень удобен для антинорманистов, которым этот ярлык, навешиваемый на оппонента, дает моральное превосходство до начала дискуссии. Поскольку с ним, еще со времен СССР, связано много негативных ассоциаций с отсутствием патриотизма, преклонением перед Западом и т.д. (Мавродин 1949; Левченко 1951).

Во-вторых им очень любят пользоваться журналисты и фолк-историки, поскольку данный термин имеет расплывчатый характер и дает им свободу рук в обозначении по их желанию того или иного историка норманистом или антинорманистом.

В-третьих некоторые историки, не обязательно антинорманисты, сами поддерживают использование данного термина или по крайней мере относятся к нему нейтрально. Как правило, это те историки, которые находятся в оппозиции к общепринятой интерпретации исторических процессов и отстаивают спорные гипотезы. Им использование данного термина в отношении оппонентов помогает приобрести ореол борцов с засильем «норманизма» в смысле определения, данного Л.С.Клейном.

Текст составлен по материалам дискуссии по статье «ДНК демагогия Анатолия Клесова» в газете ученых «Троицкий вариант» редактором Валерием Лебедевым.
Tags: Рюрик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments